Страница Дневника

Интервью с Евгенией Либинзон

В Израиле много творческих и интересных людей, которые уже состоялись и нашли свой путь. Надеемся, вам будет интересно познакомиться с их творчеством, работами, взглядами и мнениями, планами… И может быть, наш дорогой читатель найдёт между строк ответы на свои вопросы.

Сегодня в гостях у «Утки на колёсах» Евгения Либинзон.

Евгения Либинзон — профессиональный художник-кукольник, директор, организатор и преподаватель «Школы авторской куклы», член «Творческого Союза художников Декоративно-Прикладного искусства». В её работах сочетаются классическая скульптура, символизм и красота; синергия идеи, мастерства и материала. Работы Евгении Либинзон хочется изучать до мельчайших деталей, за каждой из них угадывается характер, интересная история или целая эпоха.

«Утка на колёсах» приглашает прочитать о Евгении Либинзон, о её профессии, о куклах и магии её творчества.

Женя, здравствуйте, начну наше интервью с вопроса: Какова, по Вашему мнению, роль кукольника в современном мире? Свободен ли он или выполняет общественную миссию?

— Моё мнение, что роль художника в современном мире позиционируется самим художником и ровно в той степени, в которой сам художник ощущает в этом потребность. Я считаю, никто не вправе указывать художнику что он должен делать и как он должен делать — это личные ощущения художника, его мировосприятие и, наверное, осознание значимости себя как художника. Для творчества не нужны стереотипы и шаблоны, не должно быть правил и ограничений, в этом и есть вся прелесть искусства — в его свободе проявления. Я не поддерживаю тезис, что каждый художник в современном мире должен нести социальную или какую-либо другую общественную миссию. Художник передаёт свои чувства через своё произведение и не должен нести ответственность за своё восприятие мира.


Скажите, пожалуйста, что для Вас стало триггером, благодаря которому Вы решились на создание своей первой работы?

— Много различных факторов сложились воедино. Начну издалека… Я всегда была творческим человеком. С детства я чувствовала музыку на каком-то подсознательном уровне: танцевала, играла на фортепьяно, гитаре, сочиняла и пела песни, собирая вокруг себя много слушателей... Была в группе бэк-вокалисткой и ездила на гастроли. Мне нравилось что-либо создавать своими руками, внутри меня всегда жил и живёт творческий человек.

После приезда в Израиль, как новому репатрианту мне пришлось заниматься созданием своей новой жизни почти с чистого листа — нужно было растить детей, обеспечивать свою семью, приходилось много работать и всё моё творчество сводилось к минимальному его проявлению. Когда дети подросли, у меня стало больше свободного времени для творчества, которое жаждала моя душа. В августе 2014 года мы с сыном, перед его призывом в армию, поехали в Санкт-Петербург. Я родом из Питера и мне очень хотелось показать сыну свой родной город. Мы много гуляли, у нас был намечен обширный план по посещению различных достопримечательностей и культурных мероприятий в Питере. Прогуливаясь вечером по парковой аллее, я заметила на скамейке сидящего ангела…

Тогда я не знала эту скульптуру как «Петербуржского ангела» и не знала автора. Я присела рядом с этим ангелом и необыкновенно тёплое чувство разлилось в моей душе, наполняемое радостью и светом. Тогда и промелькнула мысль, что мне тоже хочется сделать в жизни такое, чтобы радовать и удивлять людей. С этой мыслью я вернулась домой. «Петербуржский ангел» приоткрыл для меня завесу в совершенно волшебный мир — мир кукол. К моему сожалению, в прошлом году не стало Романа Шустрова. Я не смогла поблагодарить Романа Ивановича лично за возможность прикоснуться к его искусству; за то, что именно «Петербуржский ангел» сподвиг меня стать кукольным мастером. Начав создавать кукол, я почувствовала себя Алисой в стране чудес, провалившейся в кроличью нору. Это был творческий полёт, в котором было настолько хорошо, что я совершенно не замечала течения времени. С этого началась новая страница в моей жизни.


Женя, что значит для Вас фраза «я – художник-кукольник»?

— Для меня кукла — средство передачи мыслей и тех ощущений, которые мне хочется донести до зрителя. Это форма искусства, посредством которого я доношу окружающему миру свои идеи через суть персонажа и его характер. Поэтому для меня фраза «я — художник-кукольник» — это прекрасная и ответственная миссия.


Скажите, создание кукол для Вас стало полностью профессиональным родом деятельности?

— Ой, я так боюсь этих громких слов… (Смеётся.) Да, безусловно. Слово профессионал, насколько я помню, означает род деятельности человека, являющийся обычно источником его существования. Соответственно, профессия требует владения теоретическими знаниями и практическими навыками, определяющими профессионализм в более широком понимании. Два года назад я решилась на официальное открытие своего небольшого бизнеса — создание кукол и преподавание стали моей профессиональной деятельностью. Я стараюсь всё время учиться, двигаться вперёд и расти как художник и как профессионал: ищу новые формы и способы выражения своих мыслей, эмоций и переживаний; ищу и изучаю новые материалы и новые техники работы.


Вы амбициозный человек?

— Да. Вполне вероятно, если бы не моя амбициозность, то вряд ли смогла достичь того, чего уже достигла. Надеюсь, достичь большего.


Женечка, расскажите о Вашей «Школе авторской куклы».

— Вначале у меня была идея провести в Израиле мастер-класс прекрасного художника, моего кукольного ментора и моей подруги — Алёны Абрамовой. Вместе мы пытались понять насколько мастер-класс может заинтересовать израильскую публику. Достаточно быстро я набрала группу желающих обучаться на мастер-классе Алёны Абрамовой, это была первая экспериментальная группа. Кстати, многие из девочек, кто закончил этот курс, сейчас участвуют в выставках — это Светлана Мучкаева, Ольга Быстров, Галина Саитова, Татьяна Абрамович и другие девочки. Первые мастер-классы Алёна проводила у меня дома. Это были очень вкусные и душевно-тёплые посиделки, мне очень хотелось, чтобы девочкам было уютно и хорошо на этом курсе. За несколько лет мы провели несколько мастер-классов в Израиле. За это время я приобрела уверенность в себе как мастер. Ко мне стали обращаться люди с просьбой провести свой мастер-класс, но я отнекивалась, так как не считала себя готовой к такому шагу. В какой-то момент я «сдалась» и моей первой ученицей стала Людмила Байдик. Мы с Людмилой учились вместе — Люда училась делать кукол, а я училась преподавать.

Со временем я решилась на официальное открытие «Школы авторской куклы» и набрала свою первую группу учеников. Первая группа состояла из четырёх человек. С этой группой состоялся мой дебют как преподающего мастера. Я рада, что появилась школа авторской куклы, где, я могу воплотить мечту многих людей — создавать кукол.

Мне очень приятно наблюдать за творческим путём своих учеников, осознавая, что именно курсы моей школы, смогли дать им необходимые знания, начальное мастерство и уверенность в себе.

«Школа авторской куклы» — это живой организм, который развивается и изменяется; это своеобразный клуб для людей с общими интересами, где люди знакомятся и становятся друзьями на многие годы. Очень надеюсь, что ситуация с пандемией COVID-19 изменится и я смогу в скором времени вернуться к преподаванию в полную силу.


А насколько сложно научить кукольному мастерству?

— Ученик находит своего учителя ровно тогда, когда приходит время. Связь между учеником и учителем скорее ментальная, если этой связи не возникает — значит это не Ваш учитель или не Ваш ученик. Когда приходит ученик, я стараюсь показать и научить его тому, чему научилась сама за это время. Я учу человека быть внимательным. Обучая своих учеников, я стараюсь сделать акцент именно на видении и ощущении образа, стараюсь научить погружаться в образ, который ученик хочет воплотить в своей работе. Технику можно наработать, для этого нужно время и опыт. На первых этапах я подсказываю и объясняю те или иные приёмы работы: как пригладить, как примазать, как соединить какие-то детали и так далее. Я заостряю внимание на анатомии, на пропорциях тела; правилах работы с теми или иными материалами… много чему нужно учиться. Новички в основном делают много анатомических ошибок, в этом случае я стараюсь помочь увидеть ошибки, чтобы ученик смог понять и исправить свою ошибку. Моя задача раскрыть в каждом ученике его видение, уникальное именно для этого человека. Первое задание, которое получают ученики в школе авторской куклы — это прийти на занятие с замыслом работы, которую они хотят сделать. А вот для того, чтобы помочь воплотить замысел в реальной кукле и существует моя «Школа авторской куклы».


Женечка, считаете ли Вы верным выражение, что любое творчество — это зеркальное отражение внутреннего мира художника?

— Отчасти. Часто можно услышать: «Ваши куклы так похожи на Вас». Думаю, это связано с тем, что через куклу автор передаёт свои внутренние ощущения, переживания, эмоции. Но иногда, необходимо выполнить работу, которая делается на заказ или на очень специфическую заданную тему, в этом случае приходится просто вживаться в новый для себя образ. Моё мнение, именно кукла позволяет взглянуть на мир совершенно другими глазами, с другого ракурса. Создавая куклу, мы вкладываем в куклу частичку себя, переживания, чувства, любовь… а сами того не замечая, мы приобретаем новые знания, умения, ощущения и открываем в себе новые грани своей личности. И мне кажется, самое интересное в работе с куклами то, что в процессе работы над куклой мы меняемся сами. И безусловно, в работе над куклой происходит отображение внутреннего мира автора.


Женя, какие темы и/или персонажи больше всего находят отклик в Ваших работах?

— Какая тема мне больше всего импонирует? Наверное, тема исторической куклы, точнее, исторические персонажи Земли обетованной. Мне хочется показать свою связь с моей страной и показать историю Израиля через кукол.

Есть и другие темы, которые меня не оставляют равнодушной — это сказочные и мифические персонажи, тема детства, литературные герои. Авангардную тему я пока не пробовала раскрыть в своём творчестве, но может быть и решусь попробовать себя в этом. (Смеётся.) Ну а если серьёзно, планов у меня много и я постепенно их воплощаю.


Если мы затронули литературную тему, какие книги у Вас любимые?

— В детстве мне нравились сказки, в которых присутствовали маленькие персонажи: лилипуты из сказки «Гулливер в стране лилипутов», Нильс из сказки «Чудесное путешествие Нильса с дикими гусями», Дюймовочка… Читать я люблю, но больше люблю слушать. У меня много повседневных дел и нужно как-то совмещать полезное с приятным, для себя я нашла решение — прослушивание аудиокниг. Для меня это очень удобно, так как я могу чем-то заниматься и одновременно слушать интересующую аудиокнигу. Я с удовольствием слушаю аудиокниги по психологии; люблю аудиоспектакли, особенно мне нравятся старые постановки, так приятно слышать голоса любимых артистов. Сегодня в библиотеках аудиокниг есть всё — от специальной литературы и до самых новых и модных произведений любого жанра.


Продолжая разговор о тематике Ваших работ, какие темы в Вашем творчестве являются табуированными?

— На сегодняшний день для меня нет запретных тем. Наверное, я бы не стала делать страшных и пугающих кукол, так называемых scary или greepy dolls, которые в настоящее время стали очень модными. Нет, я могу сделать Дракулу… Мой Дракула не будет милым и добрым, он будет таким, каким должен быть.


Женечка, назовите, пожалуйста, наиболее важные или знаковые работы, созданные Вами.

— Есть работа, ставшая для меня талисманом — мой милый Оле Лукойе. С этой работой я побывала на первых своих выставках, видела, как улыбка озаряет лица людей, возвращая им воспоминания из детства.

Сильные эмоции я испытала, работая над образом царицы Савской. Эта работа стала для меня действительно знаковой. В процессе создания этого образа я задала себе определённый уровень, которого хотела достичь. Самое интересное, что образ «Царицы Савской» возник у меня сам по себе. Я совершенно не думала о царице Савской или о какой-либо близкой теме, она просто пришла как мысленный образ и сказала: «Я хочу». Мне захотелось рассказать о женщине, от которой пошло эфиопское колено детей Земли Израильской. Рассказать, как повлияла эта женщина на царя Соломона и историю в целом. Я прочитала о царице Савской много легенд, мне было очень интересно погружаться в образ, узнавать о ней и эпохе, в которой она жила — это было очень увлекательное путешествие в историю. Чем больше я узнавала о царице Савской, тем интереснее было работать над её образом. Много раз я переделывала лицо, казалось, что это не она — я лепила заново. В конце концов, я увидела именно то лицо и тот образ, который мне хотелось. Примерно спустя пять месяцев работа «Царица Савская» была завершена, она получилась именно такой, какой я её представляла. Не знаю кого благодарить за тот образ, который меня посетил. Я получила огромное удовольствие от работы над этим персонажем.

«Царица Савская» побывала на фестивале в Прейли, куда меня приглашали несколько лет. Она побывала на выставках в Москве, Иерусалиме и Араде.

Знаковость царицы Савской в том, что я дала ей жизнь в виде куклы и приобрела уверенность в себе, я поняла — да, я мастер.


Что в создании куклы для Вас самое сложное, а что самое волнительное?

— Самое сложное… Сейчас, для меня самое сложное — это костюм. Но сложное, не означает неинтересное. Сложности меня не пугают, столкнувшись с трудностями я приобретаю новые навыки, опыт, мастерство.

Для меня весь процесс создания куклы достаточно волнителен, но самые яркие переживания и самые сильные эмоции я испытываю в тот момент, когда кукла полностью готова. Это не передаваемо приятное волнение — когда образ, существовавший только в моей фантазии, стоит передо мной осязаемый и совершенно реальный. Это волшебное ощущение порхающих бабочек внутри.


Женя, как Вы относитесь к символизму в авторской кукле и используете ли символизм в своих работах?

— Использую… Мне кажется, что многие художники-кукольники используют символизм в своих работах. У созданного мной Мерлина на поясе присутствует кельтский символ жизни — дерево. У мальчика на ладони звезда как символ достижения цели — «дотянуться до своей мечты». Конечно же, я использую символизм в своих работах и достаточно активно. Через символизм художник пытается донести до внимательного зрителя скрытый замысел или какой-то намёк, чтобы полнее раскрыть образ персонажа или композиции.


Женя, скажите, есть ли у Вас работы, созданные в сотрудничестве с другими кукольниками?

— У меня не было работ, созданных совместно с другими мастерами. Но свои последние работы я создаю в сотрудничестве со своим супругом. У нас есть много совместных задумок, поскольку он художник, профессиональный скульптор, мастер-кузнец, прекрасно работает с деревом. Надеюсь, что в очень скором времени мы сможем воплотить совместные проекты. Мне повезло, что мой супруг поощряет моё творчество, поддерживает буквально во всём. Для творческого человека очень важна такая поддержка, понимание и участие. Мне очень важен и дорог наш семейный творческий тандем. Это делает меня счастливее.


Какие человеческие качества Вы цените больше всего, а какие нет?

— Ценю в людях надёжность и гибкость ума. Люблю людей с прекрасным чувством юмора, людей с которыми весело и легко. Мне нравятся люди многогранные и талантливые, у которых можно научиться чему-то новому. Мне нравится, когда люди умеют слушать. Для меня важно, чтобы человеку можно было доверять.

Что мне не нравится в людях, так это лесть. Не нравятся зависть, коварство, глупость и манипулятивность. Я стараюсь видеть в людях только хорошее.


Женечка, а как Вы относитесь к критике?

— К конструктивной критике я отношусь хорошо, человек может указать мне на проблемный момент в моей работе и предложить вариант решения этого момента. На выставке, которая проходила в Москве на Тишинке, ко мне подошёл известный мастер-кукольник и предложил посмотреть на мои работы вместе. Конечно же, мне очень хотелось услышать его мнение о своих работах и возможных ошибках. Да, я могу выслушать критику, но решение что делать с тем, что я услышу — в любом случае останется за мной. Если мы говорим о кукольном искусстве, то у каждого мастера своя техника, видение и мироощущение. Я достаточно самокритично отношусь к тому, что я делаю. И с годами, чем выше становится уровень моего мастерства, тем критичнее к себе и своим работам я отношусь. А вот критика за моей спиной мне совсем не нравится. Я считаю, что если человек хочет покритиковать, то он должен высказать мне всё прямо в глаза, в противном случае это уже не критика, а сплетни.


Женя, Вы участвовали во многих выставках, какие из выставок Вам запомнились и почему?

— Я ещё недостаточно много участвовала в выставках и не могу сказать, что «насытилась» ими. Конечно же, заполнилась моя первая выставка в Яффо, в которой я участвовала ещё совсем неопытным и начинающим мастером, предоставив на всеобщее обозрение свои работы «Оле Лукойе» и «Девочка с мамой».

Мои ощущения были незабываемы несмотря на все мои переживания. На этой выставке мне посчастливилось познакомиться с другими мастерами и увидеть много интересных работ вживую, а не на фотографиях. Была гордость за себя — да, это сделала я; мои работы нравятся, ко мне подходят люди, чтобы расспросить о работах и познакомиться. После этой выставки у меня появилась первые поклонники моего творчества.

Мне бы хотелось выделить ещё две выставки, которые действительно ярко запечатлелись в памяти. Одна выставка проходила в Латвии, в городе Прейли. Это была моя первая зарубежная выставка — международный фестиваль, который организовала Елена Михайлова в сотрудничестве с мэрией. Моя огромная благодарность организаторам за чудесный шанс принять участие в этом фестивале. Именно эта выставка дала мне возможность увидеть насколько ярок и разнообразен кукольный мир, познакомиться с творчеством людей из многих стран мира на одной площадке и подружиться с этими людьми. На кукольной выставке-фестивале в Прейли я была единственной представительницей Израиля. Мне было волнительно и приятно представлять Израиль на шествии участников, пронося наш бело-голубой флаг по улицам маленького Латвийского города. Прейли до Второй мировой войны был небольшим еврейским городком, а после войны в нём не осталось никого из еврейской общины. Я была горда тем, что народ Израиля жив и будет жить, что я мастер именно из Израиля и гордо несу флаг нашей страны.

Другая выставка, которая произвела на меня большое впечатление масштабом и колоритом, проходила в Москве на Тишинке, организатором которой является Светлана Пчельникова. На этой выставке меня заметила Нина Радзиховская — руководитель секции кукольных мастеров в «Творческий Союз художников Декоративно-Прикладного искусства», куда она меня пригласила, теперь я член этого союза.

На 2020 год у меня было много планов, я должна была выставлять свои работы в совместном проекте на выставке в Гостином дворе в Москве от союза художников России, но… пандемия внесла коррективы. Надеюсь, что поеду в этом году. Выставки важны для меня в плане творческого роста, как профилактическое средство от успокоенности. Для меня это стимул к развитию именно как мастера художественной авторской куклы.


Вы знакомы со многими израильскими художниками-кукольниками. Можно ли сказать, что в Израиле есть кукольное сообщество?

— Да, думаю уже можно сказать о том, что в Израиле начало формироваться сообщество мастеров-кукольников. С каждым годом мастеров в Израиле становится всё больше и заметно растёт интерес израильского общества к этому виду искусства и это несомненно радует. Не скрываю, одна из приоритетных целей, которую я преследую своим творчеством — донести информацию до израильской публики, что существует художественная кукла как вид искусства и я стараюсь популяризировать художественную авторскую куклу в Израиле.


Каким бы Вы хотели видеть кукольное сообщество в Израиле?

— Дружным… Очень хочется видеть сообщество израильских художников-кукольников на высоком международном уровне. В Израиле есть определённый состав сильных мастеров, которые достойно представляют свои работы в Израиле и за рубежом. В Израиле много начинающих мастеров, подающих большие надежды и это радует. Я вижу прекрасные задатки того, что в Израиле в скором времени будет сформирован крепкий костяк кукольных мастеров. Вполне вероятно, что объединить художников авторской куклы поможет ассоциация кукольников Израиля. Идея создания такой ассоциации у меня появилась примерно в то же время, что и идея открытия «Школы авторской куклы». Очень надеюсь, что такая ассоциация сможет объединить мастеров-кукольников нашей страны.


Женя, как художник-кукольник со стажем, чтобы Вы посоветовали тем, кто только начинает этот путь?

— Как говорили древние индийские мудрецы: «Дорогу осилит идущий». Не нужно бояться сделать свой первый шаг. Нужно попробовать и понять, твоё или не твоё создание кукол. В жизни мы всё время экспериментируем, приобретая опыт, может быть именно этот опыт будет удачным и принесёт огромное удовольствие, как это было со мной. Ну а если создание куклы не найдёт отклик в душе, то не нужно разочаровываться и расстраиваться по этому поводу, этот эксперимент только пополнит копилку вашего жизненного опыта. Решайтесь и ничего не бойтесь, просто сделайте свой шаг к вашей мечте.


Наш традиционный вопрос от «Утки на колёсах» — Ваши планы на ближайшее будущее?

— Мне очень сложно планировать что-либо в этот сложный период. Планов у меня много… надеюсь, что в этом году я со своими новыми куклами поеду на выставки в Прагу, Москву и Испанию. Может быть, я покажусь суеверной, но рассказывать о новых работах пока не буду, но скажу, что один из персонажей будет литературно-сказочным. Также в планах у меня поработать с другими материалами. Вроде бы и все мои планы… (Смеётся.)


— Женечка, огромное Вам спасибо за интересное и содержательное интервью нашей «Утке на колёсах». Хочу пожелать Вам здоровья, творческого счастья, исполнения желаний и талантливых учеников. Радости, улыбок и хорошего настроения.


Facebook: https://www.facebook.com/libinzon

«Школа авторской куклы»: https://www.facebook.com/Schoolartdolls

Instagram: https://www.instagram.com/jenny_libinzon

Все фотографии из личного архива Евгении Либинзон.

Просмотров: 384

Недавние посты

Смотреть все